Японский полковник хотел взять в плен советских парламентеров, среди них были бойцы-рукопашники. Хватило 10 минут, чтобы он подписал акт о капитуляции


На войну с Японией Герой Советского Союза старший лейтенант Леонов отправился добровольно, потому что пожалел не имеющих боевого опыта мальчишек из 140-го отдельного разведывательного отряда РО штаба Тихоокеанского флота. Нарком и Главнокомандующий ВМФ адмирал флота Николай Герасимович Кузнецов лично разрешил ему отобрать из своего бывшего отряда пятьдесят лучших разведчиков, бойцов-рукопашников, среди которых были и Герои Советского Союза. Леонов влил их в состав своего нового разведотряда. А затем в течение двух месяцев усиленно готовил разведчиков к предстоящим боям.

Результат превзошел самые смелые ожидания. Разведчики первыми высадились в портах Расин (Начжин), Сейсин (Чхончжин) и Гензан (Вонсан). В приказе Верховного Главнокомандующего №372 от 23 августа 1945 года наряду с отличившимися в войне с Японией маршалами, генералами и адмиралами персонально упомянут и старший лейтенант Леонов.

Одним из самых громких дел 140-го отряда стало пленение в корейском порту Вонсан трех с половиной тысяч японских солдат и офицеров. Леонов весьма красочно рассказал об этом писателю Алексею Викторовичу Тимофееву:

«Нас было 140 бойцов. Мы внезапно для противника высадились на японском аэродроме и вступили в переговоры. После этого нас, десять представителей, повезли в штаб к полковнику, командиру авиационной части, который хотел сделать из нас заложников.

Я подключился к разговору тогда, когда почувствовал, что находившегося с нами представителя командования капитана 3-го ранга Кулебякина, что называется, приперли к стенке. Глядя в глаза японцу, я сказал, что мы провоевали всю войну на западе и имеем достаточно опыта, чтобы оценить обстановку, что заложниками мы не будем, а лучше умрем, но умрем вместе со всеми, кто находится в штабе. Разница в том, добавил я, что вы умрете, как крысы, а мы постараемся вырваться отсюда.

Герой Советского Союза Митя Соколов сразу встал за спиной японского полковника, остальные также знали свое дело. Пшеничных запер дверь на ключ, положил ключ в карман и сел на стул, а Володя Оляшев (после войны — заслуженный мастер спорта) поднял Андрея вместе со стулом и поставил прямо перед японским командиром. Иван Гузенков подошел к окну и доложил, что находимся мы невысоко, а Герой Советского Союза Семен Агафонов, стоя у двери, начал подбрасывать в руке противотанковую гранату. Японцы, правда, не знали, что запала в ней нет. Полковник, забыв о платке, стал вытирать пот со лба рукой и спустя 10 минут подписал акт о капитуляции гарнизона.

Построили три с половиной тысячи пленных в колонну по восемь человек. Все мои команды они исполняли уже бегом. Конвоировать такую колонну у нас было некому, тогда командира и начштаба я посадил с собой в машину. Если хоть один, говорю, убежит — пеняйте на себя… Пока вели команду, в ней стало уже до пяти тысяч японцев»



Ссылка на источник

Оцените статью
Новости страны
Добавить комментарий