Цены на газ убивают химическую промышленность Прибалтики и Украины


Литовский завод азотных удобрений Achema вынужден сокращать производство из-за высоких цен на газ. С аналогичными проблемами сталкивается Одесский припортовый завод, который закрывается на неопределенный срок. Энергетический кризис больно бьет и по другим компаниям — это не причина обвинять руководителей Литвы и Украины в некомпетентности. С другой стороны, они сознательно отказались делать то, что делает Беларусь: бороться за максимально выгодные условия импорта энергоресурсов.

«Achema внимательно взвешивает возможности дальнейшей деятельности и корректирует производственную корзинку своих продуктов. Из-за сложившихся в настоящее время непростых условий на рынке было принято решение после завершения планового ремонта временно не запускать один из аммиачных цехов», — заявил генеральный директор Achema Рамунас Миляускас.

Под непростыми условиями он подразумевает рекордно высокие цены на газ в Европе. В последнее время они все же «откатились» на фоне признаков сокращения потребления в энергоемких отраслях.

Миляускас совершенно справедливо замечает, что производители азотных удобрений во всему миру переживают нелегкие времена.

Американская CF Industries Holdings Inc закрыла два своих завода в Великобритании. Затем об оптимизации производства заявили в норвежской компании Yara. «Рекордные цены на природный газ в Европе влияют на рентабельность производства аммиачных удобрений. В результате Yara сворачивает производство на некоторых своих заводах. С учетом оптимизации компания сократит примерно на 40% производство аммиачной продукции в Европе», — говорится в сообщении компании.

Неудивительно, что одной из главных жертв удорожания газа на мировом рынке стал Одесский припортовый завод (ОПЗ).

По словам украинского энергоэксперта Дмитрия Марунича, это предприятие уже давно привыкло останавливать производство, когда цены на газ становятся высокими. Видимо, сейчас для ОПЗ начинается очередной период простоя.

Украинское издание «Страна» цитирует работников завода: «Резко выросла цена на газ. И фирма-давалец — Агро Газ Трейдинг — теперь отказывается поставлять газ на ОПЗ. Ей просто невыгодно, цена зашкаливает за тысячу долларов, с наценкой фирмы. Соответственно, повысилась и цена на продукцию. Конечно, она стала неконкурентноспособной, никто не хочет брать. Карбамидом забиты все хранилища под завязку. Сегодня остановили карбамид, завтра остановят производство аммиака. Дальнейшие перспективы неясны».

По всей видимости, Achema берет на вооружение схему украинского ОПЗ: предприятие работает, если газ дешевый. Если газ дорожает, производственные мощности простаивают.

Конечно, было бы некорректно сводить эту проблему исключительно к недальновидности властей Литвы и Украины: трудности сегодня испытывают все производители азотных удобрений (подобно тому, как весной прошлого года проблемы начались у всех поставщиков нефти).

Но в том-то и дело, что компании с «пропиской» в Литве и Украине могли этих проблем избежать.

Нужно было всего лишь не отказываться от конструктивных отношений с «Газпромом».

Как бы тогда чувствовали себя литовские и украинские потребители голубого топлива?

Между «Газпромом» и компанией «Газпром трансгаз Беларусь» действуют контракты на поставку газа в Беларусь и его транспортировку в западном направлении. Одна тысяча кубометров обходится Беларуси в 128,5 доллара. Это примерно столько же, сколько и годом ранее (127 долларов).

В прошлом году в Минске жаловались, что немцы на споте покупают газ по более выгодным ценам, чем установлены по контракту для белорусов. «Вчера я получил информацию, что Россия продает природный газ в Европе в это непростое время до 70 долларов: 65–68, но никак не 127 долларов, как для Беларуси, — жаловался президент Александр Лукашенко. — Какая здесь ситуация и обстановка, на что мы можем рассчитывать в будущем? Хотелось бы знать, что к настоящему времени предпринято по снижению цены на природный газ для Беларуси».

В 2021 году цена даже немного выросла, но Лукашенко уже все устраивает. Потому что теперь европейцы платят за голубое топливо в разы больше.

Украина тем временем продолжает закупать российский газ под видом «европейского». Бытовые потребители стоят на пороге очередного повышения коммунальных тарифов, которое в этом году обещает быть особенно болезненным.

У президента Владимира Зеленского был реальный шанс положить конец абсурдной энергетической политике Петра Порошенко. На первый год его президентства выпали переговоры по заключению нового транзитного контракта между «Газпромом» и «Нафтогазом».

В Москве открыто заявляли, что хотят заключить с Киевом пакетное соглашение, которое включало бы в себя договоренности о прямых поставках газа. Этот шаг казался взаимовыгодным и логичным.

Но возвращаться к такому формату отношений с «Газпромом» Зеленский не захотел и получил взамен газовый кризис.

О том, что Украина подставилась из-за отсутствия долгосрочного контракта на поставки российского газа, заявил в Верховной Раде депутат от фракции «Батькивщина» Алексей Кучеренко. Такого же мнения придерживается лидер «Оппозиционной платформы — За жизнь» Юрий Бойко. По его словам, еще не поздно дать добро на возобновление прямых поставок из России.

Добавим еще один немаловажный факт: компания-оператор энергосистемы Украины рассказывает о критической ситуации с накоплением угля на теплоэлектростанциях (ТЭС).

С высокой долей вероятности стране победившего майдана снова стоит готовиться к веерным отключениям, а «Укрэнерго» будет запрашивать у своих соседей аварийную помощь.

Одна из этих соседних стран — Беларусь — официальным Киевом фактически объявлена недружественной, а вторая страна — Россия — признана «агрессором» на уровне Верховной Рады. Захотят ли они в очередной раз выручать бестолкового клоуна и его не менее бестолковое украинское правительство?

Литва пошла по своему пути. В 2014 году она арендовала у норвежцев терминал сжиженного природного газа, дабы преодолеть «энергетическую зависимость» от РФ. Задача диверсификации источников импорта газа, в самом деле, была решена: у Литвы появилась возможность закупать СПГ вместо трубопроводного газа. Но стоимость последнего, как правило, значительно ниже (вынесем за скобки прошлогодний обвал энергорынка, вызванный коронавирусными ограничениями).

Кроме того, терминал в буквальном смысле слова выкачивает деньги из Литвы: 60 миллионов евро в год нужно платить за его аренду, еще 70–80 миллионов — за содержание, в том числе компенсировать убытки государственной компании Ignitis, которая заключила коммерчески неудачный контракт с норвежским поставщиком газа Equinor.

Замечательная литовская схема: невыгодные контракты заключает государство, а платить за это должны бытовые и промышленные потребители.

По иронии судьбы, больше всех эффект от эксплуатации СПГ-терминала в Литве ощущает та самая Achema. Она не только закупает газ в Клайпеде по долгосрочным контрактам, но и платит самый большой налог. Налог, который сопоставим с фондом заработной платы предприятия.

Сам порядок возмещения убытков, которые генерирует СПГ-терминал, Achema уже несколько лет оспаривает в суде. И на днях ее иск был частично удовлетворен — компания получила надежду на пересмотр существующей схемы.

«Это постановление Общего суда Европейского союза показывает, что государство и Европейская комиссия не всегда руководствуются требованиями законодательства ЕС при координации схемы государственной помощи, в результате пострадавшим лицам приходится долго судиться, чтобы доказать правду и совершенные нарушения», — говорится в сообщении Achema.

Впрочем, пока дело дойдет до исправления перегибов энергетической политики Литвы, крупнейший в стране производитель удобрений может пойти по стопам Одесского припортового завода.

Вместо того, чтобы бороться за максимально выгодные условия импорта газа для отечественных предприятий, власти прибалтийской республики взваливают на них бремя обслуживания СПГ-махины. Смогут ли такие компании конкурировать, например, с немцами, которые предпочитают сотрудничать с «Газпромом»?

Отношения России и Беларуси в сфере энергетики никогда не были (и, вероятно, не будут) простыми. Как и российско-украинские отношения во времена Януковича. Но правительству Азарова и в голову не приходило организовывать схему виртуального реверса или закупать СПГ через иностранные терминалы.

Кто-то извлекает выгоды от соседства со страной, которая обладает богатейшими запасами энергоресурсов, а кто-то превращает это соседство в проблему.

Поэтому у одних заводы работают, а у других закрываются.

Источник rubaltic.ru



Ссылка на источник

Оцените статью
Новости страны
Добавить комментарий