Блеск и нищета мусульманского мира


Я очень хорошо помню (вы можете найти если очень захотите) как с началом т.н. Арабской Весны в 2010 году один восторженный представитель мусульманской уммы в России предсказывал во Взгляде (и нет, это не был покойный Гейдар Джемаль), что мол скоро всем надо будет изучать Арабский язык, в том смысле, что Арабы возглавят глобальный поход за реальный прогресс, свободу и равенство.

Я хохотался долго, после прочитывания сего заключения полного энтузиазма и почему-то вспомнил вот это:

«В настоящее время председатель Исламского банка развития (ИБР) доктор Махатхир сказал, что даже в добыче богатства и ресурсов, которыми Аллах благословил мусульман, они все еще зависят от других.

«Мы нанимаем других людей, которые делают все за нас. Вся мусульманская умма с населением в 1,5 миллиарда человек представляет собой одно огромное потребительское общество, обеспечивающее все наши потребности извне нашего сообщества, включая наши требования к защите и безопасности.

Мы практически ничего не производим самостоятельно, мы почти ничего не можем сделать для себя, мы даже не можем управлять нашим богатством. Сегодня исламский мир полон парадоксов и противоречий. Несмотря на то, что ряд мусульманских стран чрезвычайно богат, ни одна из них не может быть классифицирована как «развитая» по каким-либо критериям.»

Сия речь была произнесена в 2006 году в Куала-Лумпуре. Вы должны помнить Мухамада Махатхира как неоднократного Премьер-Министра Малайзии и одного из ведущих исламских мыслителей, который совершенно не боялся говорить о ситуации в Исламе и о той ловушке, в которую тот попал со времен окончания правления Четырёх Калифов и победы Ашаритов над Мутазелитами, с фундаментальным трудом Аль Газали Крушение Позиций Философов, который по сути «арестовал» развитие Ислама и отодвинул на обочину Мутазелитов, которые допускали филосовское трактование Корана и возможность реформ, как о том писал виднейший проповедник мирного, не джихадисткого Ислама, Абдурахман Вахид, бывший Президент Индонезии.

Но я сейчас не буду заниматься—на это потребуется очень долгое время—разбором нюансов Исламской теологии и, в целом, взгляда на жизнь, а хочу, польхуясь гегелевским принципом, что практика есть критерий истины, описать кое какие проблемы, которые у нас у всех впереди.

Махатхир, худо-бедно, был Премьер-Министром Малайзии, которая по крайней мере в общем экономическом смысле не является нищей. Для этой 32-миллионной страны с весьма солидным по-душевым ВВП по покупательной способности в 27000 далляров вряд ли подходят эпитеты об отсталости. Малайзия является одним из крупнейших экспортёров полупроводников, электронных компонентов и электрических машин в мире.

Более того, Малазийцы производят автомобили ну и, конечно же, пальмовое масло. Короче ну никак на отсталую страну не тянут. Т.е. на этом бы мне надо было завязать весь этот разговор об умме и её отсталости, о которой говорил долгие годы Махатхир и масса других мусульманских политических деятелей и интеллектуалов, если бы не одно, точнее два, «НО». Малайзия—это страна Юго-Восточной Азии, находящаяся буквально в центре Малакского Пролива—важнейшим морском пути в и из Азии в остальной мир и рядом с такими экономическими гигантами ЮВА и мира как КНР, Республика Корея и Япония, близко к огромному рынку Индонезии, Таиланду и Филиппинам. Для этого у Малайзии есть отличный торговый флот. Ну чё не жить то, ведь правильно? Ну посмотрите на плотность морского торгового движения в Малакском Проливе.

Но есть ещё одно «НО»—почти 40% населения Малайзии не являются мусульманами. Т.е. эти люди не читают Коран, категорически отвергают Шариат и его законы и привыкли оценивать мир в рамках настолько отличных от исламских, что описать эти различия в одном посте не представляется возможным. И вот поэтому мы перенесёмся на Арабский Восток, откуда собственно и пошёл Ислам и исламская культура, которая как знает любой человек, посвятивший хотя бы 20 минут чтению соответствующей литературы, есть ничто иное как поведенческая матрица, основанная на ценностях. Поведенческая матрица Арабского Востока основана на Шариате. В принципе истинного Ислама без Шариата не бывает. И вот даже беглый обзор Арабского Востока, включая каменные безвкусные бетонные наросты сатрапий Персидского Залива, позволяют подтвердить слова Махатхира об Умме. Я привожу маленький пример.

Это ассенизаторские машины стоят в очередь в Бурдж Хаифа для выкачки экскремента, с которым не справляется канализация, к которой этот 800-метровый безвкусный уродец был подключён неправильно. Я не знаю как сейчас там с канализацией, но для людей, которые легко впечатляемы фасадом тех же Эмиратов, Дубая и хрен знает чего ещё я спешу сообщить—что ВСЁ, абсолютно ВСЁ, что вы видите в Арабском мире, что хоть как-то связывает его с модерном отсального человечества—от небоскрёбов, до нефте и газо промыслов, до автомашин на улицах, до ГРЭС и АЭС—всё это создано не Исламом. Всё это есть результат деятельнсти Западной и других цивилизаций, КРОМЕ Ислама.

По результатам опроса, проведенного Первезом Худбхои (пакистанский физик, профессор университета в Исламабаде, автор работ о связи науки и ислама, которые опубликованы в его книге 1991 года «Ислам и наука, религиозная ортодоксия и борьба за рационализм»), мусульман заметно мало в мировой науке, менее 1%, хотя каждый пятый житель планеты — мусульманин. В одном маленьком Израиле ученых вдвое больше, чем во всех мусульманских странах вместе взятых. Как это получилось, что в течение 600 лет, с VIII по XIV век, мусульманское мировоззрение ассоциировалось с передовыми знаниями, а ныне опустилось до мракобесия?

В поисках ответа на возникший вопрос мне пришлось «перелопатить» кучу статей, а также провести что-то вроде расследования. Предлагаю совершить путешествие в наше прошлое, где обнаруживается много интересных фактов. В конце XI века, в противовес передовому мировоззрению лучших умов своего времени, росло влияние клерикалов, которые начали проповедовать отказ от научного познания и выступали против свободной научной мысли. Крупнейшим представителем этой линии был Мухаммад аль-Газали (1058–1112 гг.).

Ожесточенная схватка между рационализмом и ортодоксией завершилась здесь в пользу второй. Результат не заставил себя долго ждать. Клерикалы запретили свободомыслие, логику и поиск следственно-причинных связей, без чего невозможно представить развитие науки. Из программы обучения они исключили все предметы, оставив лишь богословские. Медресе, в которых рационализм уступил место религиозной ортодоксии, не выпускали в свет физиков, математиков, астрономов, химиков и биологов. По науке в исламском мире был нанесен огромный удар, в результате чего увлечение научной мыслью быстро пошло на убыль.

Как только политическое влияние получали клерикалы, головы ученых летели с плеч. Классическим примером является смерть Улугбека — ведь именно святоши отрубили ему голову, обвинив в колдовстве.

Религиозный консерватизм, победивший в борьбе против рационализма, доминирует среди клерикалов и в наше время. Если посмотреть на нынешнее состояние науки в исламском мире, то можно невооруженным глазом заметить, что все вышеописанное происходит и по сей день. Отношение консервативной части клерикалов и мусульман к науке осталось неизменным: это что-то, граничащее с шизофренией. Они хотят пользоваться современными технологиями, но не позволяют касаться науки, утверждая, что ее изучение не принесет пользы в загробной жизни. Нередко из их уст можно услышать следующее изречение: «Альхамдулилла, что неверующие делают изобретения, зато мы свое время тратим на богослужение». Они выдвигают версию о том, что коранические аяты и изречения пророка Мухаммада подразумевают только шариатские науки. Фундаменталисты восстают против науки только потому, что она в их глазах «западная», тем самым отвергая необходимость следовать в науке за Западом. Этот путь, по их мнению, ведет к разрушению традиционных духовных ценностей и насаждает материализм.

Вместо того, чтобы способствовать развитию науки, нынешние правители предпочитают тратить средства на что угодно, только не на образование и науку. Один из примеров тому — следующий пассаж из новостной ленты: «В прошлом году мировая общественность была взбудоражена известием с авиасалона в Ле Бурже. Некий анонимный покупатель заказал Airbus A380 для того, чтобы сделать из него летающий дворец. Помнится, “Бизнес-Стиль” сожалел по поводу того, что имя счастливого покупателя вряд ли когда-нибудь станет известно. Как мы заблуждались! Арабы гордятся своими баснословными тратами, поэтому секретов из приобретений не делают. Таинственным владельцем А380 оказался принц Аль-Валид бин Талал бин Абдул Азиз аль-Сауд из правящей семьи Саудовской Аравии. В позолоченный Airbus принц сможет вселиться года через два. Но уже сейчас появляются первые подробности о том, каким переделкам подвергнется самолет-гигант. Самая интересная из них будет бросаться в глаза каждому, кто увидит самолет принца. Причем при хорошей погоде даже с земли можно будет догадаться, что над вашей головой летит Аль-Валид бин Талал бин Абдул Азиз аль-Сауд. Самолет будет сиять в лучах солнца — принц решил в буквальном смысле позолотить свой аэробус. Покрытие корпуса самолета драгметаллом обойдется арабскому любителю роскоши в 58 миллионов долларов. За сам А380 принц выложил 300 миллионов. По мнению экспертов, вся его переделка будет стоить еще столько же».

И это только малая часть того, что творится на Арабском Востоке где рабство де факто (а иногда и де юре) это обычная практика и практически весь фасад арабского мира построен с привлечением рабского труда, от нянь и сиделок, до слуг, до строителей, до рабочих на самых грязных и опасных работах. Ни по одному показателю мусульманский восток не вписывается даже отдалённо, даже по самым «либеральным» ООНовским критериям, в развитый мир, с Уммой находящейся выше только Африки. Умма на сегодня не производит практически ничего, что является законченным продуктом, количество книг, переведённых за 1000 лет в арабском мире едва достигает количество переведённых книг Испанией… за один год. Арабский мир вообще практически отсутствует в такой статистике как количество патентов в мире. И даже там где арабское богатство видно за ним стоит глубочайшая архаика, заскорузлость, необразованность, подавление женщин, подавление любой свободной мысли и провозглашение основы Политического Ислама Аль Фикр Кюфр—идея того, что сам акт мышления (Фикр) превращает мыслящего в неверного (Кюфр).

Пенять только на империализм Запада, который тоже внёс свою лепту в дисфункцию арабского мира и его дальнейшую радикализацию—а Ислам содержит все инструменты для этого—не стоит. Вспомним опыт России, включая рабские рынки славян в Ханском Крыму и зверства, которые воины Аллаха творили совсем недавно в Чечне, Будённовске, Беслане, Сирии по науськиванию Саудовских и других исламских арабских богословов толи из Саудовских и Катарских медресе, толи из выпускников Каирского Аль-Азхаровского университета, который является одним из столпов т.н. исламского консерватизма, что есть просто иной термин по удержанию Уммы в целом, и Арабов в частности, в состоянии средневековья как в материальном, так и поведенческом смыслах. Сегодня Арабский Восток представляет из себя одну огромную картину нищебродства, где унылые фасады небоскрёбов не могут скрыть нищеты, рабства и отсталости сколько не впихивай оную в золотое обрамление, в которой, по словам Кувейтского журналиста, писателя и мыслителя Наджима Абд Аль Карима, невежество и отсталость в есть последствия экстремизма и Политического Ислама. И изменений ждать не стоит, пока Ислам в целом не пройдёт реформацию и трансформацию, подобную той, которую прошло Христианство, и через писания Фомы Аквинского и даже через финансирование искуств и наук церковью, что привело, в конечном итоге, к Эпохе Просвещения, которая стала двигателем революционных преобразований всего человечества и «озападнивания» , т.е. освобождения человеческой мысли, приведшей к технологическому прогрессу, который оставил Ислам далеко позади и обусловил его поражение в гонке цивилизаций.

Сегодня же, когда идеи Просвещения преданы Западом, скатывающимся к тоталитарному и самоубийственному доктринёрству, русским необходимо помнить, что опыт сосуществования с мусульманами у России уникален, особенно с по сути братскими народами Татарстана и Башкортостана, и что в минуту падения Запада и Россией, остающейся единственной наследницей идей Просвещения и свободы, никакие картинки из Дубая или Катара не должны заслонить тот факт, что до победы над религиозным экстремизмом ещё очень далеко и только терпение и убеждение и любовь к своей культуре, есть та основа, на которой у России есть будущее. В том числе и как у честного брокера легитимных (подчёркиваю—легитимных) запросов и требований Исламской уммы так и в качестве примера сочетания свободы с ответственностью и нравственностью—то о чём и мечтали лучшие умы Просвещения. Иного пути просто не существует, альтернатива—рабство и духовное, и потом и физическое.

ЗЫ. Надо быть полным нищебродом и бараном, чтобы покупать квартиру в Бурж Калифа почти на самой вершине, особенно во время частых штормов.

Наверное немало ассенизаторских машин понадобится вывозить кирпичи, зато дорохо-бохато. Д.Б.



Ссылка на источник

Оцените статью
Новости страны
Добавить комментарий